Главная » 2018 » Март » 20 » Александр Моисеевич Городницкий
06:05
Александр Моисеевич Городницкий
Алекса́ндр Моисе́евич Городни́цкий20 марта 1933 года родился Алекса́ндр Моисе́евич Городни́цкий.

85 лет

Александр Моисеевич Городницкий – советский и российский поэт, один из основоположников жанра авторской песни в России, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, первый лауреат Государственной литературной премии имени Булата Окуджавы (1999), геофизик, доктор геолого-минералогических наук (1982), профессор (1991), академик РАЕН (1993), заслуженный деятель науки РФ (2005), главный научный сотрудник Института океанологии имени П. П. Ширшова Российской академии наук (с 1985 по 2005 годы).
Стихи и песни Городницкого переведены на языки многих народов мира, включены в школьные программы. Его творчеству посвящены многочисленные научные статьи, кандидатские и докторские диссертации. Песня Городницкого «Атланты держат небо» является неофициальным гимном Санкт-Петербурга.
Именем Александра Городницкого названы малая планета Солнечной системы (астероид) № 5988 «Gorodnitskij» и перевал в Саянских горах.

АТЛАНТЫ
Когда на сердце тяжесть
И холодно в груди,
К ступеням Эрмитажа
Ты в сумерках приди,
Где без питья и хлеба,
Забытые в веках,
Атланты держат небо
На каменных руках.
Держать его, махину,
Не мёд – со стороны.
Напряжены их спины,
Колени сведены.
Их тяжкая работа
Важней иных работ:
Их них ослабни кто-то –
И небо упадёт.
 
Во тьме заплачут вдовы,
Повыгорят поля,
И встанет гриб лиловый,
И кончится Земля.
А небо год от года
Всё давит тяжелей,
Дрожит оно от гуда
Ракетных кораблей.
Стоят они, ребята,
Точёные тела,
Поставлены когда-то –
А смена не пришла.
Их свет дневной не радует,
Им ночью не до сна.
Их красоту снарядами
Уродует война.
 
Стоят они, навеки,
Уперши лбы в беду,
Не боги – человеки,
Привычные к труду.
И жить ещё надежде
До той поры, пока
Атланты небо держат
На каменных руках.
1963

***
Не ждите от истории ответа, —
Она для нас не этим дорога.
Течет неспешно медленная Лета,
Крутые отражая берега.
Ее глубин невидимые рифы
Нам никогда увидеть не дано.
Ее первооснова — это мифы,
В которые поверили давно.
Ее устои вечно преходящи, —
И храмы, что стояли на крови,
И этот бесконечно лгущий ящик,
Который называется ТВ.
Здесь фактам непреложным нету места,
Не отыскать источников иных.
Неверно все: и летописец Нестор,
И повесть лет далеких временных.
Ей дела нет всегда до фактов косных,
Событий, что случались наяву,
Что сразу после битвы Куликовской
Пришли татары и сожгли Москву.
Мы все безоговорочно ей верим.
Ей признаваться вроде не к лицу,
Что Моцарта не убивал Сальери,
«Аврора» не стреляла по дворцу.
Не связана научною структурой,
Во все века, в любые времена,
Она была всегда литературой
И, значит, быть правдивой не должна.

КОНЕЦ ЛИЦЕЯ
           Юлию Киму
Позабывшиеся даты,
Словно шрамы на лице.
Здесь расстрелян в двадцать пятом
Александровский лицей.
Всех недавних лицеистов,
Как заведомых врагов,
Утром, пасмурным и мглистым,
Возле невских берегов,
Расстреляли на опушке,
Где от солнышка светло.
Был бы вместе с ними Пушкин,
И ему б не повезло.
В оголтелом этом веке
Не щадили никого, —
Был бы с ними Кюхельбекер,
Застрелили б и его.
План расстрела сверху спущен,
Он и должен быть таков.
Уничтожен был бы Пущин
И, конечно, Горчаков.
Снисхожденья им не будет, —
Хоть и нет на них вины:
Образованные люди
Новой власти не нужны.
Будет вечно кровью харкать
Эта доблестная рать,
Там, где может и кухарка
Государством управлять.
И не будут лицеисты
Собираться у огня
«В октябре багрянолистом,
Девятнадцатого дня».

СТИХИ О ПОЗВОНОЧНИКЕ
Боль в спине, и поутру, и ночью.
Нету спасу — хоть на крик кричи.
«Полностью изношен позвоночник», —
Говорят сочувственно врачи.
Да и как ему не износиться
На холодных вьюжных северах,
Где пришлось мне двадцать лет трудиться
В партиях, за совесть и за страх!
Там, себя считая молодцами,
Мы лицом не ударяли в грязь,
Рюкзаки таская с образцами,
На уступы мерзлые садясь.
Да и как ему не износиться
На судах за три десятка лет,
Где не раз за время экспедиций
Мы здоровью причиняли вред.
Где к проблемам подходя по-русски,
И в дневное время, и в ночах,
Судовые частые погрузки
На своих мы вынесли плечах.
Не щадя свой позвоночник ломкий,
Я трудился, не жалея сил.
Если б знал заране, то соломки
Где-нибудь, возможно, постелил.
И хотя мы все, увы, не вечны
И уже пора гасить свечу,
Все же позвоночник мой увечный
На другой менять я не хочу.
Потому что, завершая бал сей,
Я скажу: в минувшие года
Он болел, стирался и ломался,
Но не прогибался никогда.

БЕЖЕНЦЫ-ЛИСТЬЯ
Беженцы-листья, гонимые ветром.
В сером окне догорает звезда.
Киевской линии синяя ветка
Гонит в дождливую ночь поезда.
Снова торопит кого-то дорога,
Даль расцветив желтизною монет,
В поисках родины, в поисках Бога,
В поисках счастья, которого нет.

К югу летят перелётные птицы,
Тянутся листья за ними вослед.
В дальние страны легко им летится...
Мне только ветра попутного нет,–
Сколько бы ни сокрушался, растерян:
Время не то и отчизна не та,–
Я не из птиц, а скорей из растений–
Недолговечен полёт у листа.

Поздно бежать уже. И неохота.
Капли, не тая, дрожат на стекле.
Словно подруга печального Лота,
Камнем останусь на этой земле.
Теплится утро за тёмною шторой,
И наступает пора холодов...
Слышу, как сердце тревожное вторит
Дальнему стуку ночных поездов.
1993

МОЛИТВА АВВАКУМА
Боже, помоги, сильный,
Боже, помоги, правый,
Пастырям своим ссыльным,
Алчущим твоей правды.
Стужа свирепей к ночи,
Тьмы на берега пали.
Выела вьюга очи –
Ино побредём дале.
 
Боже, помоги, крепкий,
Боже, помоги, святый.
Глохнут подо льдом реки.
Ужасом сердца сжаты.
Плоть мою недуг точит,
Грудь мою тоска давит,
Нет уже в ногах мочи –
Ино побредём дале.
 
Господи, твой мир вечен –
Сбереги от соблазна;
Льстивые манят речи,
Царская манит ласка:
«Много ли в цепях чести?
Покаянье беда ли?
Три перста сложи вместе!» –
Ино побредём дале.
 
Впору наложить руки.
Воют за плечом черти.
Долго ли сии муки?
Аж до самыя смерти.
Жизнь, моя душа, где ты?
Дышишь ли ты, жива ли?
Голос мой услышь с ветром! –
Ино побредём дале.
 
Тлеет ли свеча в храме,
Ангел ли в ночи трубит,
В мёрзлой ли гниём яме,
В чёрном ли горим срубе,
Душу упокой, Боже, –
Долго мы тебя ждали.
Век наш на земле прожит
Ино побредём дале.
Душу упокой, Боже!
Долго мы тебя ждали.
Век наш на земле прожит.
Ино побредём дале.
1991

НАД КАНАДОЙ
Над Канадой, над Канадой
Солнце низкое садится.
Мне уснуть давно бы надо,
Отчего же мне не спиться?
 
Над Канадой – небо сине,
Меж берёз – дожди косые…
Хоть похоже на Россию,
Только всё же – не Россия.
 
Нам усталость шепчет: «Грейся»,
И любовь заводит шашни.
Дразнит нас снежок апрельский,
Манит нас уют домашний.
 
Мне снежок – как не весенний,
Дом чужой – не новоселье.
Хоть похоже на веселье,
Только всё же не веселье.
 
У тебя сегодня – слякоть,
В лужах – солнечные пятна.
Не спеши любовь оплакать,
Подожди её обратно.
 
Над Канадой – небо сине,
Меж берёз – дожди косые…
Хоть похоже на Россию,
Только всё же – не Россия.
1963

ПАРУСА КРУЗЕНШТЕРНА
Расправлены вымпелы гордо.
Не жди меня скоро, жена, –
Опять закипает у борта
Крутого посола волна.
Под северным солнцем неверным,
Под южных небес синевой,
Всегда паруса «Крузенштерна»
Шумят над моей головой.
 
И дома порою ночною,
Лишь только раскрою окно,
Опять на ветру надо мною
Тугое поёт полотно.
И тесны домашние стены,
И душен домашний покой,
Когда паруса «Крузенштерна»
Шумят над моей головой.
 
Пусть чаек слепящие вспышки
Горят надо мной в вышине,
Мальчишки, мальчишки, мальчишки,
Пусть вечно завидуют мне.
И старость отступит, наверно, –
Не властна она надо мной,
Когда паруса «Крузенштерна»
Шумят над моей головой.
1962

ПЕРЕКАТЫ
Памяти С.Е. Погребецкого
Всё перекаты да перекаты.
Послать бы их по адресу!
На это место уж нету карты –
Плыву вперёд по абрису.
 
А где-то бабы живут на свете.
Друзья сидят за водкою.
Владеют камни, владеет ветер
Моей дырявой лодкою.
 
К большой реке я наутро выйду,
Наутро лето кончится.
И подавать я не должен виду,
Что умирать не хочется.
 
И если есть там с тобою кто-то,
Не стоит долго мучиться:
Люблю тебя я до поворота,
А дальше – как получиться.
 1960

РОССИЯ ДЛЯ РУССКИХ
Процесс невесёлый начат, –
Дрожи, просвещённый мир!
Россия для русских значит –
Башкирия – для башкир.
Не будет теперь иначе.
Гори, мировой пожар!
Россия для русских значит –
Татария – для татар.
Недолго нам ждать, недолго, –
Все способы хороши.
Отнимут обратно Волгу
Марийцы и чуваши.
Опомнимся – будет поздно.
Полгода пройдёт, а там, –
Чеченцам обратно Грозный,
Якутию – якутам.
Долины, хребты, алмазы,
И золото, и руда.
Держава погибнет сразу,
Отныне и навсегда.
Забыв о имперской славе,
Лишившись морей, как встарь,
Московией будет править
Уездный московский царь.
Конец богатырской силе.
Не видно в ночи ни зги.
Так кто же друзья России,
И кто же её враги?
2006

СОЛОВКИ
Осуждаем вас, монахи, осуждаем.
Не воюйте, вы, монахи, с государем.
Государь у нас – помазанник божий.
Никогда он быть неправым не может.
 
Не губите вы обитель, монахи,
В броневые не рядитесь рубахи.
На чело не надвигайте шеломы, –
Крестным знаменьем укроем чело мы.
 
Соловки – невелика крепостица.
Вам молиться бы пока, да поститься,
Бить поклоны Богородице-деве, –
Что шумите вы в железе и гневе?
 
Не суда ли там плывут? Не сюда ли?
Не воюйте вы, монахи, с государем.
На заутренней отстойте последней, –
Отслужить вам не придётся обедни.
 
Ветром южным паруса задышали.
Рати дружные блестят бердышами.
Бою выучены царские люди, –
Никому из вас пощады не будет.
 
Плаха красным залита и поката.
Море Белое красно от заката.
Шёлка алого рубаха у ката,
И рукав её по локоть закатан.
 
Шёлка алого рубаха у ката,
И рукав её по локоть закатан.
Враз поднимется топор, враз ударит…
Не воюйте вы, монахи, с государем.
1984

Стихи А.М. Городницкого приведены по сайту "Параллель"
Категория: День рождения писателя | Просмотров: 587 | Добавил: venedy | Теги: Поэт, ученый, Городницкий, бард
Всего комментариев: 0
avatar