Главная » 2017 » Октябрь » 19 » Алекса́ндр Арка́дьевич Га́лич
05:45
Алекса́ндр Арка́дьевич Га́лич
Алекса́ндр Арка́дьевич Га́лич (Ги́нзбург)19 октября родился Алекса́ндр Арка́дьевич Га́лич (Ги́нзбург; 1918–1977).

Алекса́ндр Арка́дьевич Га́лич – советский поэт, сценарист, драматург, бард. "Галич" – литературный псевдоним, составленный из первой буквы фамилии а втора (Г), первых двух букв имени (Ал) и последних двух букв отчества (-ич).

Некоторые драматургические произведения:
Улица мальчиков (1946), Вас вызывает Таймыр (1947-1947, совместно с К. Ф.Исаевым), Много ли человеку надо (1959), Дайте жалобную книгу (1964), Матросская тишина (1958).

Некоторые стихи и песни:
Облака плывут в Абакан... (1961), Сердце, молчи (1961), Мы давно называемся взрослыми.. (1963)

Cлушая Баха
                М. Растроповичу
На стене прозвенела гитара,
Зацвели на обоях цветы.
Одиночество Божьего дара –
Как прекрасно
И горестно ты!
Есть ли в мире волшебней
Чем это (Всей докуке земной вопреки) –
Одиночество звука и цвета,
И паденья последней строки?
Отправляется небыль в дорогу
И становится былью потом.
Кто же смеет указывать Богу
И заведовать Божьим путем?!
Но к словам, ограненным строкою,
Но к холсту, превращенному в дым, –
Так легко прикоснуться рукою,
И соблазн этот так нестерпим!
И не знают вельможные каты,
Что не всякая близость близка,
И что в храм ре-минорной токкаты
Недействительны их пропуска!
 
* * *
I
Всё продуманно, всё намечено
Безошибочно – наперёд.
Всё безжалостно покалечено
И заковано в вечный лёд.
 
II
Но копейка-то – неразменная!
Делу Время – потехе Час.
Пусть не первая, а последняя,
Успокоит ли это Вас?
            1977
 
Дикий запад
Вы на письма слез не капайте,
И без них – душа враздрызг!
Мы живем на Диком Западе,
Что, и впрямь, изрядно дик!
Но не дикостью ковбойскою.
Здесь иную ткут игру:
Пьют, со смыслом, водку польскую
Под московскую икру.
Здесь, на Западе, Распроданном
И распятом на пари,
По Парижам и по Лондонам,
Словно бесы, – Дикари!
Околдованные стартами
Небывалых скоростей,
Оболваненные Сартрами
Всех размеров и мастей!
От безделья, от бессилия,
Им всего любезней – шум!
И чтоб вновь была Бастилия,
И чтоб им идти на штурм!
Убеждать их глупо – Тени же!
Разве что, спросить тайком: –
А не били ль вас, почтеннейший,
По причинным – каблуком?!
Так что вы уж слез не капайте,
И без них – Душа враздрызг!
Мы живем на Диком Западе,
Что – и впрямь – изрядно дик!
 
* * *
...И благодарного народа
Он слышит голос: «Мы пришли
Сказать: где Сталин, там свобода,
Мир и величие земли!»
А. Ахматова. «Слава миру», 1950
 
Ей страшно. И душно. И хочется лечь.
Ей с каждой секундой ясней,
Что это не совесть, а русская речь
Сегодня глумится над Ней!
 
И всё-таки надо писать эпилог,
Хоть ломит от боли висок,
Хоть каждая строчка, и слово, и слог
Скрипят на зубах, как песок.
 
...Скрипели слова, как песок на зубах,
И вдруг – расплывались в пятно.
Белели слова, как предсмертных рубах
Белеет во мгле полотно.
 
По белому снегу вели на расстрел
Над берегом белой реки.
И сын Её вслед уходившим смотрел
И ждал – этой самой строки!
 
Торчала строка, как сухое жнивьё,
Шуршала опавшей листвой.
Но Ангел стоял за плечом у Неё,
И скорбно кивал головой.

Заклинание Добра и Зла
Здесь в окне по утрам просыпается свет,
Здесь мне всё, как слепому, на ощупь знакомо.
Уезжаю из дома, уезжаю из дома,
Уезжаю из дома, которого нет.
Этот дом и не дом, это дым без огня,
Это пыльный мираж или фата-моргана,
Здесь Добро в сапогах, рукояткой нагана
В дверь стучало мою, надзирая меня.
А со мной кочевало беспечное Зло,
Отражало вторженья любые попытки,
И кофейник с кастрюлькой на газовой плитке
Не дурили и знали своё ремесло.
Всё смешалось: Добро, Равнодушие, Зло,
Пел сверчок деревенский в московской квартире,
Целый год благодати в безрадостном мире,
Кто из смертных не скажет, что мне повезло,
И пою, что хочу, и кричу, что хочу,
И хожу в благодати, как нищий в обновке.
Пусть движенья мои в этом платье неловки,
Я себе его сам выбирал по плечу.
Но Добро, как известно, на то и Добро,
Чтоб уметь притворяться и добрым и смелым,
И назначить при случае чёрное белым,
И весёлую ртуть превращать в серебро.
Всё подвластно Добру; Всё причастно Добру.
Только с этим добрынею взятки негладки.
И готов я бежать от него без оглядки.
И забиться, зарыться в любую нору.
Первым сдался кофейник. Его разнесло.
Заливая конфорки и воздух поганя.
И Добро прокричало, стуча сапогами,
Что во всем виновато беспечное Зло.
Представитель Добра к нам пришёл поутру,
В милицейской, как помнится мне, плащ-палатке,
От такого попробуй, сбеги без оглядки
От такого поди-ка, забейся в нору.
И сказал представитель, почтительно строг,
Что дела выездные решают в ОВИРе,
И что Зло не прописано в нашей квартире,
И что сутки для сборов достаточный срок.
Что ж, прощай моё Зло, моё Доброе зло.
Ярым воском закапаны строчки в псалтыри,
Целый год благодати в безрадостном мире,
Кто из смертных не скажет, что мне повезло.
Что ж, прощай, мое Зло!
Набухает зерно, корабельщики ладят смолёные доски.
И страницы псалтыри в слезах, а не в воске,
И прощальное в кружках гуляет вино.
Я растил эту пашню две тысячи лет,
Не пора ль поспешить к своему урожаю?
Не грусти: я всего лишь навек уезжаю,
От Добра и из дома, которого нет.
               14 июня 1974 года

Неоконченная песня
Старики управляют миром,
Суетятся, как злые мыши,
Им по справке выданной МИДом,
От семидесяти и выше.
 
Откружили в боях и в вальсах,
Отмолили годам продленье
И в сведённых подагрой пальцах
Держат крепко бразды правленья.
 
По утрам их терзает кашель,
И поводят глазами шало
Над тарелками с манной кашей
Президенты Земного Шара!
 
Старики управляют миром,
Где обличья подобны маскам,
Пахнут вёсны - яичным мылом,
Пахнут зимы - камфарным маслом.
 
В этом мире - ни слов, ни сути,
В этом мире - ни слёз ни крови!
А уж наши с тобою судьбы
Не играют и вовсе роли!
 
Им виднее, где рваться минам,
Им виднее, где быть границам...
Старики управляют миром,
Только им по ночам не спится.
 
А девчонка гуляет с милым,
А в лесу раскричалась птица!
Старики управляют миром,
Только им по ночам не спится.
 
А в саду набухает завязь,
А мальчишки трубят «по коням!»
И острее чем совесть - зависть
Старикам не даёт покоя!
 
Грозный счёт покорённым милям
Отчеркнёт пожелтевший ноготь.
Старики управляют миром,
А вот сладить со сном не могут!
 
От беды моей пустяковой
От беды моей пустяковой
(Хоть не прошен и не в чести),
Мальчик с дудочкой тростниковой,
Постарайся меня спасти!
 
Сатанея от мелких каверз,
Пересудов и глупых ссор,
О тебе я не помнил, каюсь,
И не звал тебя до сих пор.
 
И, как все горожане, грешен,
Не искал я твой детский след,
Не умел замечать скворешен
И не помнил, как пахнет снег.
 
...Свет ложился на подоконник,
Затевал на полу возню,
Он - охальник и беззаконник -
Забирался под простыню,
 
Разливался, пропахший светом,
Голос дудочки в тишине...
Только я позабыл об этом
Навсегда, как казалось мне.
 
В жизни глупой и бестолковой,
Постоянно сбиваясь с ног,
Пенье дудочки тростниковой
Я сквозь шум различить не смог.
 
Но однажды, в дубовой ложе,
Я, поставленный на правёж,
Вдруг увидел такие рожи -
Пострашней карнавальных рож!
 
Не медведи, не львы, не лисы,
Не кикимора и сова, -
Были лица - почти как лица,
И почти как слова - слова.
 
Всё обличье чиновной драни
Новомодного образца
Изрыгало потоки брани
Без начала и без конца.
 
За квадратным столом, по кругу,
В ореоле моей вины,
Всё твердили они друг другу,
Что друг другу они верны!
 
И тогда, как свеча в потёмки,
Вдруг из давних приплыл годов
Звук пленительный и негромкий
Тростниковых твоих ладов.
 
И застыли кривые рожи,
Разевая немые рты,
Словно пугала из рогожи,
Петухи у слепой черты.
 
И отвесив, я думал, - дерзкий,
А на деле смешной поклон,
Я под наигрыш этот детский
Улыбнулся и вышел вон.
 
В жизни прежней и в жизни новой
Навсегда, до конца пути,
Мальчик с дудочкой тростниковой,
Постарайся меня спасти!
 
Песня об отчем доме
Ты не часто мне снишься, мой Отчий Дом,
Золотой мой, недолгий век.
Но все то, что случится со мной потом, –
Все отсюда берет разбег!
Здесь однажды очнулся я, сын земной,
И в глазах моих свет возник.
Здесь мой первый гром говорил со мной
И я понял его язык.
Как же страшно мне было, мой Отчий Дом,
Когда Некто с пустым лицом
Мне сказал, усмехнувшись, что в доме том
Я не сыном был, а жильцом.
Угловым жильцом, что копит деньгу –
Расплатиться за хлеб и кров.
Он копит деньгу, и всегда в долгу,
И не вырвется из долгов!
– А в сыновней верности в мире сем
Клялись многие – и не раз! –
Так сказал мне Некто с пустым лицом
И прищурил свинцовый глаз.
И добавил: – А впрочем, слукавь, солги –
Может, вымолишь тишь да гладь!..
Но уж если я должен платить долги,
То зачем же при этом лгать?!
И пускай я гроши наскребу с трудом,
И пускай велика цена –
Кредитор мой суровый, мой Отчий Дом,
Я с тобой расплачусь сполна!
Но когда под грохот чужих подков
Грянет свет роковой зари –
Я уйду, свободный от всех долгов,
И назад меня не зови.
Не зови вызволять тебя из огня,
Не зови разделить беду.
Не зови меня!
Не зови меня…
Не зови – Я и так приду!
 
Песня про острова
Говорят, что есть на свете острова,
Где растет на берегу забудь - трава,
Забудь о гордости, забудь про горести,
Забудь о подлости! Забудь про хворости!
Вот какие есть на свете острова!
 
Говорят, что где-то есть острова,
Где с похмелья не болит голова,
А сколько есть вина, пей всё без просыпу,
А после по морю ходи, как по-суху!
Вот какие есть на свете острова!
 
Говорят, что где-то есть острова,
Где четыре не всегда дважды два,
Считай хоть до слепу - одна испарина,
Лишь то, что по сердцу, лишь то и правильно.
Вот какие есть на свете острова!
 
Говорят, что где-то есть острова,
Где неправда не бывает права!
Где совесть - надобность, а не солдатчина!
Где правда нажита, а не назначена!
Вот какие я придумал острова!
 
Последняя песня
За чужую печаль
И за чьё-то незваное детство
Нам воздаться огнём и мечом
И позором вранья!
Возвращается боль,
Потому что ей некуда деться,
Возвращается вечером ветер
На круги своя.
 
Мы со сцены ушли,
Но еще продолжается действо!
Наши роли суфлёр дочитает,
Ухмылку тая.
Возвращается вечером ветер
На круги своя…
Возвращается боль,
Потому что ей некуда деться.
 
Мы проспали беду,
Промотали чужое наследство,
Жизнь подходит к концу,
И опять начинается детство!
Пахнет мокрой травой
И махорочным дымом жилья...
Продолжается действо без нас,
Продолжается действо,
Продолжается боль,
Потому что ей некуда деться,
Возвращается ветер
На круги своя.
                1977
Категория: День рождения филолога | Просмотров: 600 | Добавил: venedy
Всего комментариев: 0
avatar