Главная » 2018 » Март » 11 » Владимир Дмитриевич Цыбин
08:40
Владимир Дмитриевич Цыбин
Владимир Дмитриевич Цыбин11 марта родился Владимир Дмитриевич Цыбин (1932–2001).

86 лет

Владимир Дмитриевич Цыбин – советский и российский поэт, прозаик, критик, переводчик.

В 1958 году окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Входил в редколлегию журналов "Молодая гвардия" (1961–1966), "Знамя" (1973–1979).

Ранние стихи связаны с воспоминаниями военных лет, с трудовой биографией поэта. Начиная с книги «Бессонница века» (1963), ведущей становится нравственная проблематика. Тема России, Родины – одна из главных в стихах Цыбина. Проза, преимущественно лирическая, навеяна памятью детства, отличается красочностью словаря.

Автор сборников стихов: «Родительница степь» (1959), «Медовуха» (1960), «Пульс» (1963), «Ау!» (1967), «Глагол» (1970), «Избы» (1971), «Бессонница сердца» (1976), «Колокола души» (1985), «Личное время» (1988), и прозы: «Всплески» (1967), «Капели» (1972), «Всплески капели» (1973).

ЩЕДРОСТЬ
Бродит лето в погребах
за семью пробоями,
сохнет лето на губах,
на меду настояно.
Погреба весной
как тын!..
С кавунами сонными
и с укропом густым
солнышко посолено.
А в саманках пары
матереют
банные,
и качаются полы –
планочки баянные!
И сквозь дымный чад,
семицветьем радуя,
вдруг на юбках у девчат
закипели радуги
и бегут по полам,
в складках переловлены…
А баяны пополам
в руках переланы.
От присядок – эх! –
все полы расшатаны,
разливают девки смех
полными ушатами.
Бродит солнце в погребах –
рвётся вон из логова,
сохнет солнце на губах –
как его опробовать?
Сохнет хмель, цветёт,
ходит вслед за парами,
солнце бочки рвёт –
полыхает палами.
Почки соком дымят,
остры
да игольчаты,
и в почках звенят
листвы колокольчики.
У старух в платках
пироги засованы…
Бродит солнце впотьмах
за семью засовами!

***
И хочется рано проснуться
и, шурясь спросонья на свет,
доверчиво вдруг потянуться
к чему-то,
чего ещё нет,
где всё в первый раз, всё иное:
и тёплое утро, и луг,
где слышишь большое, сквозное,
живое
в себе и вокруг.
Свет сыплется белой порошей,
щемящий, прозрачный, тугой.
Спасибо,
день ясный, хороший,
за то, что родился такой.
Спасибо,
что жить привыкая,
отвык я от прожитых лет.
Глаза от себя отпускаю –
бегите, глядите на свет.
Спасибо
за то, что не мучит,
не тянет к иному теплу,
что хрупкий и тоненький лучик
ловлю на щеке, как пчелу.
Спасибо за то, что я рано
проснулся,
когда наяву
и боязно как-то и странно, –
а вдруг я ещё не живу…

КОЛОДЕЦ
Поднялся, ветром горло обвязав,
журавль над колодцем, как жираф.

И заглянуть туда охота мне,
где чёрная звезда лежит на дне.

И от неё из зыбкого окна,
утопшая струится тишина.

Оттуда, где покорная вода,
звезда дневная белая видна.

И на её обратной стороне
в другую даль смотреть когда-то мне.

Меж белою и чёрною звездой
кажусь я тенью ветки молодой

и негасимой искрой на лету
на миг друг с другом
две звезды сплету…

О СЛОВЕ
Что слово?
Речь, звезды сиянье,
похолоданье рос, вино.
И терпеливое молчанье.
когда оно обречено.-
и ты как на земле ничейной
между своих
и тех, чужих.
Что слово?
Блеск воды вечерней,
иль теплый дух муки над мельней,
иль лошадиный влажный дых?
Что слово?
Гул от лесосплава,
иль след гусиный по волне,
иль слава та,
что как опала
пришла по собственной вине?
Вглядись-
лес полон земляники,
и листья вербы держат дождь.
Не оттого ли тихо-тихо
под сердцем ты услышишь дрожь.
И через зябкость, через смутность,
как будто издали-
в себе
почувствуешь ты мира юность,
что отдана твоей судьбе.
Как будто вспомнить хочешь веху
через какой-то перевал,
как будто вспоминаешь эхо,
что десять лет назад слыхал.
А что слыхал?
Воды дрожанье
и перевоза дальний скрип, 
и лип
пчелиное жужжанье,
плесканье
трепетное рыб?
И все полно тепла,
не сиро-
и блеск звезды, и плеск плотвы.
И кажется,
что душу мира
ты слышишь в трепете листвы,
в движенье трав, в дыханье рощи
и в материнской доброте,
и в том,
что ты порою гнешься
в велеречивой суете.
Но над бедой твоей недавней,
во глубине души трубя,
гул слова, строгий и державный,
внезапно выпрямит тебя!

***
Хочу не славы я,
не торжества,
которое само дается в руки,
а той святой неотвратимой муки
пришествия большого мастерства.
Пускай судьбу опережает стих,
так молния грома опережает, 
так дерево живет -
листва сгорает.
Ждет мастерство своих мастеровых.

И мы пришли
из той простой земли,
где тишина, где вьюга сыплет искры
на желтые соломенные крыши,
и где снега стоят,
как корабли,
где так понятен влажный шум берез,
и блеклый дым
остуженного неба,
из той земли, где просто и всерьез
проходит жизнь ради детей
и хлеба.

Жизнь заново сто раз переживешь,
сто раз другой ты,
не такой, как пркжде,
и только в терпеливой своей песне
чужую душу, как свою, поймешь.

НЕЖНОСТЬ
Пусть не могу я быть нежнее,
ведь так короток встречи час.
Я даже нежностью своею
и то боюсь обидеть Вас.
А звезды льются — не сорвутся
и хоть озябли Вы слегка,
но, чтобы Ваших плеч коснуться,
не поднимается рука.
И медлю я в апрельский вечер,
в озноб бросающий порой,
накрыть озябнувшие плечи,
неосторожною полой.
И Вы, за то, что я робею,
меня простите.
В этот час
я даже нежностью своею
и то боюсь обидеть Вас.

Вечер лирики. Сборник. М., “Искусство”, 1965, 200 стр.
День поэзии. 1987. Москва: Сборник. -М.: «Советский писатель», 1987, 224 стр.
Категория: День рождения писателя | Просмотров: 508 | Добавил: venedy
Всего комментариев: 0
avatar